Интервью с Aphex Twin: 25 вопросов от диджеев и продюсеров.


 
Ричард Д. Джеймс пишет музыку почти также долго, как выходит в свет журнал Groove. Накануне 25-летия журнала (November/December 2014), мы узнали, что Джеймс собирается выпустить первый альбом Aphex Twin за последние несколько лет. В честь такого события мы решили опробовать нестандартный подход к интервью с неуловимым мистером Джеймсом: мы попросили 25 диджеев и продюсеров придумать для него вопросы. Джеймс ответил на все вопросы, а также на дополнительный вопрос-сюрприз, во время встречи в Лондоне.

     

  1. Roman Flügel: Каким был первый музыкальный опыт, который тебя глубоко тронул?
     
    Звуки природы всегда производили на меня гораздо более сильное впечатление, чем музыка, особенно когда я был маленьким. С самого детства помню, что если с разбега приблизиться к высокой стене – можно услышать особый звук, протяжный, похожий на шум ветра. Этот звук до сих пор стоит у меня в ушах: иногда достаточно посмотреть на стену – и я отчетливо слышу его, как в детстве.
  2.  

  3. Apparat: Почему за последние годы вышло так мало твоих записей?
     
    Просто потому что мне это было не нужно. Я непрерывно создаю музыку, так много как только могу, но выпускать ее становится все сложнее. Я создаю столь музыки, что когда принимаюсь за компиляцию, через несколько часов у меня опускаются руки, потому что материала очень много и я в нем теряюсь. Но сейчас наступил период, когда я много слушаю и компилирую. Думаю, скоро я выпущу много новых записей.
    «Я непрерывно создаю музыку, так много как только могу, но выпускать ее становится все сложнее.»
  4.  

  5. Tim Sweeney: Как изменился для тебя процесс создания музыки с годами?
     
    В общем-то, никак не изменился. Пожалуй, теперь я просто лучше чувствую нюансы настроения. Надо просто точно понять, в каком ты настроении, и тогда работа строится соответствующим образом. В определенный момент хочется заняться настройкой аппаратуры, организацией рабочего пространства, подготовкой к работе. Каждый час каждого дня подходит для какого-то конкретного занятия. Например, воображение всегда лучше работает ночью, то есть после полуночи. А утром – когда встаешь, пьешь кофе – лучше всего завершать какие-то дела.
  6.  

  7. Mate Galic: Как ты переключился с «железа» на программные средства создания музыки – а потом, возможно, и обратно? Это изменило твой подход к созданию музыки?
     
    Это один из участников Native Instruments, так? Для меня Traktor – своего рода первый шаг, но с ним столько всего можно было делать. Можно было усложнить, а можно было и упростить. Например, там есть два экрана с волновыми формами. Но на самом деле нужен только один экран, где волновые формы проигрываемых треков были бы показаны разными цветами, чтобы накладывать их друг на друга. Тогда можно микшировать, даже не слушая.Все треки с нового альбома созданы исключительно на «железе» – компьютер практически нигде не использовался. Есть разве что несколько плагинов, из которых половина секвенсирована на компьютере, а другая половина – на аналоговом оборудовании. Я предпочитаю аналоговые синтезаторы, потому что для меня весь процесс сводится к математике. Компьютер не может создать искажение, там все звучит идеально. Это, конечно, замечательно, если стремишься к идеальному звучанию, но если преследуешь другие цели – то заходишь в тупик. Конечно, можно использовать сэмплы, записывать и создавать разные звуки, но я все-таки предпочитаю создавать звуки на синтезаторе.
     
    Одно время мне нравилось писать музыку на ноутбуке. Когда я начал этим заниматься, это казалось почти невозможным, потому что процесс создания музыки на ноутбуке был крайне сложен. Практически не существовало специализированных программ, и приходилось самому их писать. Я начинал с Max/MSP. Тогда не было никаких плагинов и подобных штук. Но я получал огромное удовольствие. Теперь все стало слишком просто.
     
    На самом деле, я недавно нанял китайского программиста, чтобы он написал мне программу. Я хочу внедрить в программы для создания музыки идею мутации: даешь программе созданные тобой звуки, а она выдает тебе шесть вариаций, тогда ты выбираешь ту, что тебе больше нравится, и на нее получается еще шесть вариаций, и программа пробует сама выбрать наиболее удачные из них. Примерно так это работает, хотя на деле все гораздо сложнее, но в принципе, в основе лежит звук, который программа анализирует и создает различные вариации, которые потом сортирует, сравнивает с оригиналом и отбирает лучшие. Результат звучит потрясающе, но надо наловчиться в использовании программы. Я продолжу работать в этом направлении. У меня уже на целую книгу набралось идей для программ и инструментов.
  8.  

  9. Richie Hawtin: Как ты думаешь, то, что ты вырос в самом, можно сказать, изолированном регионе Британских островов (Корнуолл, прим. ред.), повлияло на формирование твоего музыкального стиля и стремление оставаться в некоторой изоляции, сохранять анонимность?
     
    Все не так просто. Когда я вернулся в Корнуолл, пожив в Лондоне, то мечтал о красоте дикой природы. Там и правда очень красиво в хорошую погоду, но чертовски страшно, когда дует ветер и гремит гроза. Это завораживает. И еще я думаю, что именно ощущение изолированности сформировало во мне отстраненное восприятие мира.
     
  10.  

  11. Caribou: Ты амбициозен? Если да, то к чему ты стремишься?
     
    Я стремлюсь к совершенству, в этом и заключаются мои амбиции. И мой путь к совершенству – создание музыки. Когда пишешь музыку и слушаешь ее, что-то в тебе меняется, рождаются новые идеи. Это процесс непрерывного развития. Когда сочиняешь, надо представлять себе, что ты хочешь услышать – тогда поймешь, что надо делать.
  12.  

  13. Ben Klock: Как ты думаешь, более жесткие, мрачные или грустные твои песни являются выражением присущей тебе грусти и беспокойства, или это просто результат мимолетного настроения?
     
    Думаю, то, как мы живем, и есть выражение нашей души, но это не обязательно отражается во всем, что мы делаем, и в музыке, которую мы пишем. Поэтому можно слушать чью-то музыку и чувствовать разные эмоции, но невозможно узнать, о чем на самом деле думал автор. В этом и заключается волшебство музыки: ее нельзя передать словами. Когда узнаешь человека поближе, и он играет тебе свою музыку, ловишь себя на мысли: «Черт возьми! Никогда бы не подумал!»
  14.  

  15. Ricardo Villalobos: Ты пишешь музыку в основном для себя или для других людей?
     
    Мысли о людях присутствуют всегда, когда что-то делаешь. Иногда эти люди как бы проходят мимо. Иногда зацикливаешься на одном человеке. Обычно эти мысли приходят сами, как бы помимо твоей воли. Потому что сочинение музыки – когда ты действительно талантлив и создаешь что-то значимое – похоже на медитацию. Иногда, если человек по ощущениям мне нравится, я стараюсь создать музыку, которая, как мне представляется, ему очень понравится. И что самое интересное, потом я, скорей всего, не захочу, чтобы этот человек услышал, что у меня получилось.
    «Сочинение музыки – когда ты действительно талантлив и создаешь что-то значимое – похоже на медитацию».
  16.  

  17. François K.: По мере того как в твоей карьере наступает пора, когда тебя окружают гораздо более молодые диджеи и продюсеры, не складывается ли у тебя ощущение, что хорошо бы передать свои идеи и навыки тем, кто в этом заинтересован?
     
    Да, я абсолютно уверен, что это необходимо! Если я вижу, что кому-то интересно, то я уже не стараюсь сохранить свои идеи в тайне. И я не против поделиться, если люди хотят что-то узнать. Но они должны сами ко мне прийти, а я живу далеко в шотландской глуши (смеется). Я всегда отвечаю, когда меня о чем-то спрашивают. Но не особо люблю углубляться в вопросы техники и оборудования. Если я и готов чему-то учить, то только философии. Потому что в мои задачи не входит сделать кого-то профессионалом в использовании Traktor или каких-то других средств – я не хочу ограничивать людей этими рамками. Хочется, чтобы люди создавали что-то новое, и тогда, возможно, и мне будет, чему у них поучиться.
    У меня двое детей, шести и восьми лет, и они постоянно задают вопросы. Они страшно увлечены музыкой, всегда хотят узнать все в подробностях. Какими программами пользоваться? Как получить тот или иной звук?
  18.  

  19. Sven Väth: Кого из относительно новых музыкантов ты в последнее время слушал и кто тебе нравится?
     
    Их так много! Пожалуй, большинство относится к жанру дабстеп, и я их нахожу в Juno (музыкальный интернет-магазин, прим. ред.). Одного хочу особенно отметить: это парень по имени Sd Laika. Вообще-то я предпочитаю старую музыку, а не новую. Сейчас много слушаю техно начала 90-х, просто завис на нем. Этот стиль мне очень нравится, потому что он простой и незатейливый, в отличие от моих сочинений. Большинство этих ранних техно-треков состоят всего из трех элементов.
  20.  

  21. DJ Koze: Тебе любопытно, как публика примет твой новый альбом Syro? Ведь с момента выхода твоего предыдущего диска прошло столько времени. Ты волнуешься по этому поводу?
     
    Да, немного волнуюсь. Но мне кажется, я сейчас трезво и объективно оцениваю свое творчество, так что никто не сможет сказать чего-то такого, к чему я не буду готов. Человек творческой профессии должен быть самым суровым критиком собственной работы, если хочет добиться успеха. Чтобы совершенствоваться, надо говорить себе, что никуда не годишься! Единственное, что может меня задеть, это если кто-то будет меня критиковать и окажется прав, а я об этом раньше не догадывался. Я подобрал для альбома треки, которые легко воспринимаются. Это один из моих поп-альбомов, так что я примерно представляю, какой реакции ждать от слушателей.
  22.  

  23. James Holden: Тебе не противно быть собой?
     
    Нет, я себе нравлюсь таким, какой я есть.
  24. Nicolas Jaar: Ты когда-нибудь чувствовал, что некий дух или само провидение говорит с тобой посредством музыки или в процессе ее сочинения?
     
    Да, я всегда ощущаю некое присутствие. Не знаю, что это – возможно, просто свойство человеческой натуры, но мне всегда кажется, что боги смотрят на нас и говорят: «А ну-ка, пусть он вот это сделает». Очень странное чувство. Вот на днях я был пьян в доску и когда ложился спать, то очень отчетливо ощутил, что кто-то на меня смотрит.
  25.  

  26. Miss Kittin: Ты продолжаешь утверждать, что не можешь надолго сосредоточиться?
     
    Когда я работаю над своими проектами, я отлично умею сосредоточиться. Но когда кто-то говорит мне, что делать – это просто беда. Тогда мне приходится сильно напрягаться. Пожалуй, я просто слегка неуравновешен.
  27.  

  28. Henrik Schwarz: Ты до сих пор используешь цифровое пианино Yamaha?
     
    Да. На самом деле, в альбом Drukqs вошли только простые треки. Потому что когда я купил цифровое пианино, то не хотел в него что-то загружать, настраивать. Я на нем создавал алгоритмические композиции, использовал патчи – это отлично получалось. А недавно я купил Mark 5 Pro. Это, пожалуй, лучшее пианино, какое только можно найти. Я его использовал в последнем треке альбома, Aisatsana. Теперь я программирую пианино, а не играю на нем. Еще я его использую для создания музыки в стиле джангл.
  29.  

  30. Mathew Jonson: Я как-то экспериментировал с электроорганом Yamaha GX-1 и обнаружил кое-что – особенно в ритм-секции – что напомнило мне некоторые твои песни. Ты использовал этот инструмент в каких-то треках? Что ты можешь сказать о своем опыте с электроорганом?
     
    Да, у меня даже есть трек под названием GX1. И я согласен, что ритм-секция у него великолепная. Но я его отдал одному парню, который работает над созданием супер-секвенсера Cirklon. Он шотландец и, на мой взгляд, гений. Я отдал ему орган и попросил его клонировать. Прошло уже три года, но работа вроде близится к завершению.
     
  31.  

  32. Tale Of Us: Мы обожаем твой трек IZ-US (с миниальбома Come To Daddy, прим. ред.). Скажи, чье «большое лицо» упоминается в начале трека?
     
    Это мое лицо. А сказал так мой племянник. Ему тогда было года четыре или около того. Я ходил за ним, чтобы записать сэмпл, но он молчал. Тогда я начал стоить всякие дурацкие рожи, а он сказал про «большое лицо». Сейчас ему лет 20, и он знает про этот трек.
  33.  

  34. Fritz Kalkbrenner: Ты выпускаешь новый альбом, чтобы заработать денег?
     
    Нет. Я его выпускаю, чтобы подвести итоги, завершить этап. Когда заканчиваешь работу над альбомом, то как бы подводишь черту – и после этого можно переходить к новым проектам. Я чувствую, что в моей жизни наступил переломный момент. Думаю, теперь я смогу сосредоточиться на новых идеях. В альбом вошла музыка за довольно долгий период, некоторые треки были созданы шесть лет назад.
  35.  

  36. Gernot Bronsert (Moderat): Кто такой Rubber Johnny?
     
    На этот вопрос должен отвечать Chris Cunningham – автор видеоклипа. Именно он играет парня в инвалидной коляске. Я бы с удовольствием продолжил работу с ним, но теперь он живет в Лос-Анжелесе. Я несколько раз с ним говорил, и, может быть, мы что-то еще сделаем вместе. Помню, он рассказывал мне, что снимает фильм про зомби, а потом решил не выпускать его, потому что в то время как раз вышел другой фильм про зомби. Думаю, он слишком болезненно все воспринимает.
     
  37.  

  38. Marcel Dettmann: Что сейчас происходит с лейблом Rephlex? Ты еще участвуешь в этом проекте?
     
    Лейбл закончил свое существования, закрылся несколько месяцев назад. Еще один этап завершен. Давно уже надо было это сделать. Мы с товарищем давно бы уже разошлись каждый своим путем, но лейбл удерживал нас вместе. В какой-то момент я понял, что лучше буду с ним просто дружить, а не вести совместный бизнес. Так что я уж лучше послушаю Chicago, напьюсь и не буду говорить о делах.
  39.  

  40. Joe Goddard (Hot Chip): Это правда, что ты однажды пригласил Капитана Birdseye (он же Капитан Iglo) (рекламный персонаж известного американского бренда замороженных продуктов, прим. пер.) на вечеринку на яхте и угощал всех кислотой?
     
    Нет, но с удовольствием бы это сделал! Это одна из множества моих нереализованных задумок.
  41.  

  42. Kristian Beyer (Âme): Какие-то из треков с mp3-плеера, который ты потерял, когда-то всплывали в интернете?
     
    К счастью, нет! Но это реальная история – я правда забыл его в самолете. Там было еще около 80 невыпущенных треков Squarepusher. Мне было очень стыдно.
  43.  

  44. Radio Slave: Если бы ты был куратором вечеринки или фестиваля, как бы выглядел идеальный состав исполнителей?
     
    Понятия не имею! Но у меня есть одна фантазия на музыкальную тему: я хотел бы отследить музыкантов и продюсеров в обратном отсчете времени от того момента, когда они создали что-то особенное. Посмотреть, как сформировались Strings Of Life или как Kraftwerk писали музыку. Какие события их жизни привели к созданию этих произведений…
  45.  

  46. Darshan Jesrani (Metro Area): Есть ли какие-то забавные примеры того, как люди копируют твой стиль?
     
    Сначала с подражанием сложно было смириться – это грозило превратиться в навязчивую идею. Но теперь все в порядке. Думаю, Bochum Welt добился больших успехов. Его работы весьма похожи на Ambient Works, но сохраняют индивидуальность звучания. Про некоторые я бы даже сказал, что был бы не против сам такое написать. Самым странным примером были Coldplay, когда я обнаружил, что их музыка похожа на мою. Они наверняка меня и не слышали никогда. Скорей всего, слышали кого-то, кто слышал меня. Еще кое-что из саундтрека игры Minecraft. В нее играли мои дети, и мне показалось, что звучание похоже на какие-то мои композиции. А потом некто Notch (Маркус Перссон, прим. ред.), автор игры, купил мой диск на eBay за 40 000 долларов. Дети были в восторге. Всем в школе об этом рассказали. Круто получилось.
  47.  

  48. Luciano: Что ты думаешь о взрывном успехе EDM во всем мире, особенно в Штатах?
     
    И обо всех этих масштабных светодиодных шоу, когда на сцене всего один музыкант?Меня это не волнует. Мне вообще все равно, чем люди занимаются. Меня интересует только то, что они на самом деле играют. Это ведь никак не связано с моей работой. Например, Skrillex – я его услышал только потому, что у мои дети что-то включили. Похоже, он здорово разбирается в технике. Мне кажется, у него несколько попсовый стиль, разве нет? Слишком попсовый, на мой вкус.
  49.  

Дополнительный вопрос – Skrillex: У тебя все еще есть танк? И если есть – можно я приду в гости и покатаюсь на нем?
Конечно, пусть приходит! Танк остался у моей сестры в Уэльсе. И он все еще на ходу! Удивительные старые технологии, когда вещи создавались на века. Ему уже лет 50 или 60 – и это просто фантастика.
 
Интервью: Heiko Hofmann
 

 
Aphex Twin на Warp

Наслаждайся прямым эфиром радио UMAKER

Сейчас играет ...
128kbps
  • 320kbps
  • 192kbps
  • 128kbps