DJ Sasha: старые привычки, новые технологии. Часть 2

Продолжение интервью с диджеем №1 в Мире – Sasha.

Он крайне вежлив. Когда он вспоминает старые добрые времена, где зародилась его любовь к танцевальному стилю и диджейству, это больше похоже на истории, которые приятель рассказывает вам за кружкой пива, а не на речи умудренного опытом профессионального диджея, объехавшего весь мир и повторяющего этот рассказ уже, наверное, в тысячный раз.

Когда ты решал, где дальше быть резидентом, наверняка получил множество предложений от разных людей. Почему ты выбрал Renaissance?

Честно говоря, не было у меня множества предложений от разных людей [смеется]. Совершенно ничего подобного. Я выступал как приглашенный диджей то тут, то там, но очень скучал по резидентству. Я рассказал приятелю, Джеффу Оуксу, что хотел бы снова быть резидентом, что очень сожалею о закрытии Shelley’s. А он предложил мне взглянуть на одну площадку, где, по его мнению, могло быть очень здорово.
Я только вошел туда и сразу же подумал, что, пожалуй, тут можно замутить что-то интересное. Хоть это и было в Мэнсфилде, у черта на куличиках, мы были уверены в успехе.
Помню, в первый вечер там был абсолютный бардак. Следующие шесть недель прошли очень тихо. Думаю, многие не хотели приходить снова после первого опыта, когда они не смогли попасть в клуб, проделав неблизкий путь, или когда возникали сложности на входе из-за того, что у нас не было нормальной службы безопасности. Первый вечер был практически катастрофой, хотя народа было полно. Потом понадобилось немало времени, чтобы работа вернулась в нормальное русло.
Так что не было у меня кучи предложений – только разовые выступления и тоска по резидентству. Думаю, я мог бы устроиться резидентом в несколько мест, но мне хотелось чего-то большего, чего-то особенного.
Яркий антураж Renaissance сильно контрастировал с мрачной атмосферой рейв-клубов Блэкберна, да, пожалуй, в некотором роде и с Hacienda.
Ну не знаю… не так уж там и ярко было. Сама площадка была в общем-то ни о чем. Массивная конструкция с высоченным сводчатым потолком. Там раньше был клуб для рабочих и помещение несколько лет не ремонтировалось, там что было мрачновато. Джефф навел там кое-какой марафет, чтобы прикрыть отваливающуюся со стен краску.

Как тебе кажется, почему вы с Джоном Дигвидом так здорово дополняли друг друга в совместных выступлениях?

Между нами сразу и на долгие годы возникла некая музыкальная связь. Я думаю, мы оба находили источник вдохновения в творчестве друг друга. Помню, когда впервые услышал его микстейпы: манера Джона была ни на что не похожа: более резкий звук, и треки он микшировал совершенно по-своему.
В первом совместном выступлении мы стояли спиной друг к другу, и получилось просто отлично. Потом как-то само собой мы стали друзьями, и выяснилось, что у нас общие устремления в карьере, мы хотели достичь похожих целей, хоть у каждого и был собственный индивидуальный стиль. Вот так, спина к спине, мы и работали в полной гармонии лет 15.

В начале 90-х, когда ты уже имел взрывной успех, говорили, что тебе осталось покорить только Лондон. Так и было? И если да, то почему?

Меня просто не часто звали выступать в Лондоне в ту пору. А когда я там появлялся, то видел, что музыкальные предпочтения в этом городе радикально отличался от всего, что я делал сам. Помню, однажды выступал на вечеринке Boy’s Own. Многие треки, которые я использовал, вышли именно в Лондоне, например, произведения Leftfield и Fluke, но это был особый звук – смесь британского хауса и техно.
Пожалуй, Gardening Club был по стилю ближе всего к тому, что мне нравилось, и в итоге я там выступал довольно часто. Но потом меня стали активно приглашать на всякие безумные вечеринки вроде Kinky Disco или Pushca, которые проходили в помещении складов в Эктоне.
Там я познакомился с Крейгом Ричардсом. Иногда эти «складские» вечеринки удавались на славу. Но Лондон покорился не сразу, потому что там был свой особый звук, более темный, так сказать. Самыми популярными диджеями были Fabio и Grooverider, самым популярным стилем – хардкор, так что сомневаюсь, что мой любимый техно-хаус пользовался большой популярностью.

В этом контексте, что ты чувствуешь, возвращаясь в Лондон в качестве хедлайнера новогодней вечеринки Last Night On Earth в Electric Brixton?

Всегда здорово вернуться в Лондон, и я с нетерпением предвкушаю эту новогоднюю вечеринку. В Новый год всегда особая атмосфера. В этом году мне захотелось сменить обстановку. До этого я несколько раз выступал на масштабных мероприятиях, куда съезжалось огромное количество артистов. Но сейчас мне хочется немного притормозить, поработать в студии, спланировать следующий год.
Мне хочется чего-то другого. Длинные сеты меня уже не привлекают. Мое выступление длится часа три–три с половиной, а многочасовые марафоны для меня сейчас редкость, хоть публика их и любит.
Для новогодней ночи у меня масса задумок. Мы тщательно продумали состав музыкантов, но многие из тех, с кем я хотел бы разделить сцену, сейчас за границей. Кто-то предложил мне вообще одному выступить.
Сет будет длинный, но раз уж я решил на некоторое время сократить объем выступлений, то грешно было бы пропускать Новый год. Я планирую широко представить свои последние произведения, над которыми работал в последнее время, так что это для меня еще и возможность испытать новый материал вживую.

Твой стиль очень по-разному определяли на протяжении многих лет – хаус, прогрессив-хаус, транс, брейкбит, но если вспомнить Блэкпул, Блэкберн и Shelley’s, то на заре твоей карьеры еще не было такого разделения среди диджеев, да и в танцевальной музыке в целом. Насколько сложно тебе бывает объяснить это своим поклонникам или журналистам?

Даже не знаю. Мне всегда сложно было строго классифицировать то, что я создаю. Это и не хаус, и не техно. Думаю, когда только появился термин прогрессив-хаус, люди пытались применить его к моему творчеству. На альбоме Renaissance есть и брейкбит, и хаус, и техно, и вокал – всего понемногу. Именно так всегда и строились мои диджей-сеты.
Я никогда не был пуристом. Не придерживался какого-то определенного стиля. Мне всегда нравились мелодии и чтобы было немножко вокала. Я с удовольствием включаю вокальный трек под конец своего сета, даже если весь вечер звучали только инструментальные композиции.
Я никогда не придерживался одного чистого стиля, поэтому мне всегда трудно дать точное определение моей музыке. Конечно, я могу рассказать, какой именно звук мне нравится, но мои предпочтения весьма широки и охватывают несколько жанров.

Существует множество жанров и огромное количество подходов к микшированию среди диджеев. Не думаешь ли ты, что твой вдумчивый и глубокий подход может нивелировать разнообразие музыки, которую ты играешь?

Ха! Может и так. Возможно, действительно не все могут уловить тонкие оттенки. Но думаю, что моим настоящим фанатам именно это и нравится – когда они не заметили, что один трек уже четыре минуты как перешел в другой. Хотя для нового поколения, привыкшего чуть что жать на кнопку синхронизации, это, может быть, уже и не так интересно. Не знаю.
Иногда уместно микшировать резко, намеренно подчеркивая переход к следующему треку, а иногда надо увлечь публику плавным грувом и очень мягким переходом.
Оба стиля микширования уместны в свое время. Когда играешь на фестивале, важно, чтобы люди знали, что сейчас начнется новый трек, который взорвет зал, потому что здесь дело именно в этом ожидании, растущем напряжении и разрядке. На фестивале публике не нужны плавные переходы. Им не интересно улавливать тонкости – все должно быть просто и понятно.
А вот, скажем, в семь утра в Fabric, когда ты ставишь что-то новое, экспериментируешь со звуком, то хочется полностью раствориться в мелодии за счет плавности переходов.

Ты упомянул, что работаешь сейчас над чем-то новым. Речь идет о музыке для твоих диджейских выступлений, или ты задумал что-то более масштабное, может быть, альбом или саундтрек?

Да, я сейчас занят парой масштабных проектов, но мы о них пока не рассказываем. Не хочу ничего говорить, чтоб не сглазить, пока еще нет окончательной конкретики. Один проект запланирован на начало следующего года, другой – чуть попозже.
Извини, что не могу рассказать подробнее. Боюсь все испортить. Последние два года в Лондоне я работал с Деннисом Уайтом (он же ThermalBear) и Дейвом Гарднером. Они и будут моими партнерами. На самом деле, Дейв участвовал в работе над Invol.
Как проекты будут назваться – пока тайна. Но вас ждет много нового. У меня накопилось штук 40 или 50 демо-записей, над которыми я работал в последние два года, и этой зимой я постараюсь их доделать. Так что хоть официально я и не работаю, то есть не выступаю, но я полностью выкладываюсь в студии.
Что касается саундтреков, опять же не могу пока ничего рассказать, потому что переговоры еще продолжаются, мы согласуем последние детали, но пара проектов на следующий год точно намечается. В этом направлении мне очень интересно поработать.
Мне часто говорили, что моя музыка очень атмосферная и прямо-таки просится на саундрек. Но я понимаю, что конкуренция в этой области очень высока. Те, кто пишет успешные саундреки, занимаются этим всю жизнь, а я только начинаю. Но я твердо намерен пробиться в этот новый для меня мир.

В апреле 2016 года Sasha выпускает свой новый альбом.

Наслаждайся прямым эфиром радио UMAKER

Сейчас играет ...
128kbps
  • 320kbps
  • 192kbps
  • 128kbps