Константин Копытов и «UMAKER» — эксклюзивное интервью для stereozvuq

konst_umaker

Добрый день, Константин.
Добрый день.

Спасибо, что согласились побеседовать с нами. Для начала хотелось бы узнать вашу личную историю, которая предшествовала созданию школы радио, диджеинга и звукозаписи — «Umaker», расскажите, чем вы занимались до её открытия?

Я с детства занимаюсь музыкой, так как мой дед — скрипач, а мама — вокалистка. По маминой линии все музыканты, это у меня в крови. А папа у меня технарь. Когда эти направления соединились, я совместил свой бизнес с музыкой. Для меня это не какое-то увлечение, это моя естественная среда, это моя жизнь. Мой бизнес является воплощением моего видения, каким должен быть бизнес. Он единственный, так как я работаю на результат и на качество бренда, и даже когда я умру, этот бренд останется и будет работать. Если подробнее о том, как я пришёл ко всему, то после занятий музыкой в детстве я поступил в Суворовское училище, там я играл на барабанах. Там же я сделал свой первый трек, на компьютере моей девушки в программе eJay, я её увидел случайно и начал в ней работать. Ещё в садике я делал компиляции, склеивал маминым лаком кассеты. И совсем недавно я узнал, что, оказывается, многие диджеи так делали в детстве, хотя мы об этом не договаривались. Получается все додумывали одно и тоже действие, это «Диагноз Диджей», я считаю. Ещё меня всегда интересовали разные дискотеки. Так же с детства я посещал студию звукозаписи, в которой постоянно репетировали музыканты, я помню даже запах этой студии. А пять лет назад один из этих музыкантов меня нашёл, мы встретились, я ему отправил звуковую карту в подарок на день рождения.

Где вы учились?

Я учился Санкт-Петербурге в Военно-Морском Институте Радиоэлектроники им А.С. Попова. В 2008 году попал на рейв «Колбасный цех 3», как раз там я и был заражён увлечением настоящей электронной музыкой, после этого же меня и отчислили за самовольную отлучку. Я вернулся в Екатеринбург, там поступил обучаться заочно в Академию Государственной Службы, которую закончил и после уже начал увлекаться диджеингом. Когда я смотрел как крутилась виниловая пластинка — всегда хотел понять, что же он делает, этот человек. Мне было очень интересно.

Как вы оказались в Москве?

Через время я начал заниматься рекрутинговым бизнесом и переехал в Москву. Здесь мы открыли компанию. На первые заработанные деньги я купил себе виниловые вертушки и микшер для самостоятельных занятий дома. Первые азы мне показал продавец магазина «Uplifto», когда я пришёл покупать пластинки и иголки. Я попросил продавца показать мне, как поставить пластинку, он и показал мне, куда вкручивается игла и как всё запускается. Я буквально поселился в их магазине, они всегда мне звонили и рассказывали о новых коллекциях, знали мой вкус, а я тем временем собирал и коллекционировал пластинки, репетировал и учился.

Сколько времени у вас ушло на обучение?

На обучение я потратил год. Через год к нам пришли друзья, мой тёзка Костя со своей девушкой, танцующей в клубе испанские танцы. И она предложила мне поиграть в клубе. Вскоре мне позвонили из клуба, в котором она танцевала, и оговорили условия сотрудничества: суббота и три тысячи рублей. Хедлайнером в тот день была DJ Katrin Vesna, а я её фанат и ездил раньше за ней на рейвы, специально покупал билет в vip-танцпол, чтобы её послушать. Правда, когда я приехал в клуб, DJ Katrin Vesna не оказалось, была другая DJ, но она тоже играла хорошо. Так же в клубе оказалась всего одна вертушка, и мне пришлось ехать домой за своим оборудованием. Конечно, у меня тряслись руки, так как играл я впервые. Меня все поддержали, а люди танцевали. Было здорово. После окончания сета мне оплатили оговоренную сумму, я помню, как сидел во дворе на качелях, у меня гудели уши, и я испытал это удовольствие, удовольствие от проделанной работы. Получается я отыграл в клубе, получил за это деньги и увидел, что это действительно работает. Так появилась основа для создания школы радио, диджеинга и звукозаписи «UMAKER». Я понял, что диджеинг принесёт отдачу и диджею и людям.

В какой прогрессии ваш диджеинг перерастал в полноценную школу?

После этой истории я не только начал играть в разных клубах, но и стал писать музыку. Заработанные от сетов деньги я тратил на пластинки, начал коллекционировать их. Потом мы сделали домашнюю студию звукозаписи, кстати, стол, на котором базировалась моя студия, до сих пор задействован под звукозапись. По сути, «UMAKER» — это моё личное развитие. Я ничего не придумываю и никаких копий не делаю. Это просто настоящее воплощение нормального видения.

Расскажите о своей промоутерской деятельности.

Мы делали мероприятия в Gazgolder и в Progressive Daddy, это два очень хороших клуба. Работали мы от процента с бара, приглашали известных артистов, играли сами и собирали зрителей. У Gazgolder был короткий период, когда они позволяли делать сторонним промоутерам вечеринки. А Progressive Daddy был раньше элитным клубом, сейчас этот клуб называется «Река», я был в нём не только резидентом, но и промоутером. Процент с бара в этом клубе можно было заработать только достигнув лимита пришедших людей, а если лимит не достигнут, то никаких процентов не предполагалось. Вот однажды провели вечеринку: все довольны, полный клуб людей, я стою в семь утра, жду пока они снимут кассу, а бармен мне говорит, что лимит мы не добрали — денег мы не получим. Ещё была история, когда я попросил сто тысяч рублей, чтобы первым привести в Россию Noir совместно с Алексеем Мартыновым, и мы его привезли, тогда он стоил недорого — полторы тысячи евро, а сейчас говорят, что он стоит как Solomun под пятьдесят тысяч евро. И вот на эти деньги мы привезли артиста, сделали рекламу, сделали хороший лайн-ап и собрали клуб. Все остались довольны. В этом случае в бар мы не лезли, он остался клубу. Это было новое решение оплаты, и, как выяснилось, оно для всех заработало. На следующем этапе работы в рекрутинге я стал больше понимать все проблемы внутреннего рынка, варился и продолжаю вариться в этой среде.

Как начался «UMAKER»?

В дальнейшем я уехал жить на Бали на несколько месяцев, где и загорелся идеей создать определённое комьюнити по обучению, и получился «UMAKER». Названия тогда ещё не было. Заряженный балийской энергетикой, я с горящими глазами вернулся в Москву и начал быстро делать проект. У меня родилось название, я купил домены, придумал логотипы совместно с дизайнером. Потом нашлась площадка и построился «UMAKER».

Что можно взять за основу вашего дела?

В основе всего лежат правильные взаимоотношения между заказчиком, поклонником и автором. Это очень важно. Маленькие три тысячи рублей решают многие задачи. Даже сейчас, когда клубы у нас заказывают диджея, а у меня все выпускники, которые играют вне стен школы, всегда получают деньги за свою игру. И это не причина, по которой надо идти к нам, это причина, которая наводит порядок следующим образом: я учу, клуб делает вечеринки, диджей вложился изначально в себя и научился играть. Вот они три стороны. И когда мне звонили клубы, чтобы получить бесплатных диджеев, мотивируя это полезной практикой для обучающихся и большой очередью из таких же желающих школ, я отказывал и говорил, если вы сами не платите, тогда отдавайте мне рекламные места в клубе, а я сам заплачу диджеям — бартер. Либо оплачивайте три, либо пять тысяч. В результате получается так: я, как человек, обучающий другого человека, не могу отправить в клуб плохо научившегося человека, то есть, если я говорю, что диджей стоит денег, значит он завершённый продукт, а они, как площадка, начинают уже относиться серьёзнее к нему. Он уже не практикант, и вместо него не встанет другой артист. Но когда мои диджеи идут играть в клуб Space — понятное дело, мы платим от школы.


Ваши выпускники всегда осознают, что становятся самостийными артистами?

В такие моменты мои диджеи открывают двери и их начинает трясти от вывески «Артист», как меня тогда трясло. Им выдают браслеты, они входят через чёрный вход, получают карточку депозита на бар кроме алкоголя, и, в целом, они видят огромные очереди зрителей. Это всё очень важно. Под их музыку танцуют несколько тысяч человек, они получают гонорар и покупают на него официальные треки. А если диджей покупает официальные треки, то следующее его выступление становится качественным по звуку и самое главное, авторы, которые сделали этот трек, получают себе отчисления. Маленькими шагами в том масштабе, который у нас есть, мы наводим порядок на рынке. Кстати, мы запрещаем диджеям пить перед выступлением.

Оценивая рынок услуг, в котором вы являетесь весомым игроком, появляется вопрос: какую позицию вы занимаете сегодня? Этот вопрос особенно актуален, так как новые поколения будут выбирать скорее всего из двух наиболее известных и раскрученных школ: UMAKER и Аудиошкола Dj Грува.

Я бы не стал сравнивать свою школу со школой Dj Грува. Хочу сказать одно, когда я занимался дома и крутил пластинки, а это было двенадцать лет назад, и не было ещё социальных сетей, я пользовался порталом Dj.ru, кстати, у них гениальный домен, где и нашёл Dj Грува. Тогда я подумал, ну может же он научить меня. Получается двенадцать лет назад я звонил ему, и первое имя, которое было у меня в голове — это Dj Грув. Тогда ещё у него не было школы. Он очень уважаемый мной человек, я был на его рейвах и покупал его кассеты. Отдаю ему должное, как законодателю нашего диджеинга.

Есть ли конкуренция между вашей школой и школой Dj Грува?

Какая политика в их школе я не знаю, не учился, но много лет назад хотел пойти к ним на написание музыки, но не пошёл, причин не помню. Я отвечаю за свою школу и очень уважительно отношусь к Dj Груву. А касаемо обучающихся, так человек сам выбирает куда ему идти.

Перечислите, пожалуйста, несколько существенных отличий в вашу пользу.

Мы, например, участвуем во всех крупных фестивалях и наши диджеи едут туда по правилам гастролей. Это важно. Я, как практикующий диджей и композитор, могу сказать следующее: наши диджеи не ездят на фестивали только для того, что бы там отыграть. Они едут с переездом, проживанием, питанием, рекламой и гонораром. Они упакованы как кейсы, учитывая то, что у нас очень много заказчиков, это и бары, и клубы, и частные вечеринки.

Скажите, если человек ничего не понимает в диджеинге, если он без опыта и связей, и только с одним желанием решит пройти обучение в вашей школе, то каковы шансы, что после данного обучения он будет востребован как диджей?

Если человек приходит к нам, имея желание и неуверенность, мы убираем его неуверенность и вовлекаем его в процесс, в практику, и предоставляем ему базу, которой он может пользоваться бесконечно. У нас обучающиеся находят друзей, а не связи. Это их дом и возможности. Всегда нужно показывать свою личность. Если у вас есть желание что-то сделать, значит вы можете это сделать. Мы всегда стараемся скинуть шаблонные страхи с обучающихся, чтобы человек оголился и сказал: вот он я, и вот есть музыка.

Расскажите о вашей методике обучения.

Наша методика по обучению хорошая и быстрая. Любая школа обладает системой обучения, в оговорённые сроки мы даём человеку нужную информацию. И у нас эта система постоянно совершенствуется, перед каждым набором групп. Сейчас время быстрой подачи информации и реализации, и мы ровно в этой подаче, в современной подаче. Вот за что человек платит, а я в своё время потратил бесплатно год, покупал пластинки и показывал творчество друзьям.

Могли бы вы перечислить имена тех выпускников вашей школы, которым удалось преуспеть в музыкальном бизнесе?
Мария Ривес, Евгений Костур, Мария Романова, Виктория Рамшова, Dj Комар, да огромное количество людей.

Насколько высока потребность в диджеях в целом, действительно ли они нужны нашей стране?

Они нужны нашей стране однозначно. Однако диджеи должны быть смелыми в своём внутреннем мире. Они не должны переживать за то, что они будут не такими, как кто-то. Наоборот, диджеи проигрывают, если смотрят на кого-то. В каждом есть душа. Вот я недавно был в Сочи, мы сидели на пляже и смотрели на гальку. Одна лучше другой: где-то в полосочку, где-то чёрная, где-то белая, ещё есть блестящая, серая и красная. Тоже ведь самое и с людьми. Если человек является собой и получает все необходимые навыки диджея, не может быть такого, что он кому-то не понравится. Ему надо просто продолжать это делать, а потом посмотреть вокруг и увидеть, что он оброс поклонниками. Например, на большом фестивале, где все играют мейнстрим, можно отыграть смелым фанком и никому не подражать. Востребованность в диджеинге, как в профессии несомненно должна быть.

Есть ли у вас статистика, отображающая количество диджеев, приходящихся на душу, скажем, музыкального продюсера, прошедшего курс Logic Pro Х?

Ну 20%, а то и 10%. Потому-что Logic Pro Х больше для живых музыкантов всё таки. Ableton Live больше интересуются.

Какова динамика заинтересованности в вашем специализированном обучении среди женского пола? Как много девушек интересуется курсом Ableton Push?

В последнее время почему-то девушки начинают доминировать. С одной стороны это прекрасно, но они начинают давать результат. (Улыбается.) Прошло то время, когда говорили: «О, девушка диджей, ну всё понятно». Сейчас этого давным давно нет, в девушках стало больше ответственности. Я обращаю внимание на это и анализирую постоянно. Девушки сейчас дают больший результат нежели парни, так же девушки более активные у нас, я не знаю почему, мне даже страшно с одной стороны. Парням надо держаться вместе и быть смелее. (Улыбается.)

Скажите, пожалуйста, с какого момента времени за вертушками появились девушки-диджеи?

Они были всегда. Понятно их было меньше. Для меня ярко выраженной индивидуальностью обладали Лена Попова, Наташа Урнан, DJ Katrin Vesna, Настя Бьюти, а сейчас их вообще огромное количество. А самая свежая — Мария Ривес, у нас отучилась, кстати.

Как они должны выглядеть на ваш взгляд?

Я считаю, как они выглядят изначально, так они и должны выглядеть. Интересно должны выглядеть, они же на сцене. Приятно одеты и со своей подачей.


Можно ли сегодня судить о том, что наша отечественная музыкальная индустрия начинает перетягивать на себя одеяло первенства у зарубежных коллег, или мы пока «довольствуемся хлебными крошками»?

Нет, мы начинаем не то, что перетягивать одеяло, мы начинаем заявлять о своих достойных позициях. Наши диджеи уже давным давно в мировых ТОПах и широко востребованы. И это давно уже не новость. Наш век — это век абсолютной интернациональности, век доступных задач, когда все технологии направлены на то, чтобы уменьшить количество времени и затрат на воспроизведение чего-либо. И в музыкальном бизнесе то же самое. Все эти секвенсоры, программы — они нужны для того, чтобы услышанную тобой музу из ионосферы быстро воспроизвести, сделать из неё определённый трек и довести до профессионального звучания. Все секвенсоры дают одно и то же на весь мир.

Насколько больше качественного звука стали предлагать наши ребята сегодня?

Гораздо больше, не знаю даже с чем и сравнить, но сейчас совсем другие показатели. Очень много шаблонов ушло, был, конечно, период, когда все были диджеями, но и этот период ушёл. Те, кому диджеинг был интересен, ради моды ушли, и остались настоящие. Когда ты выходишь на сцену с треками, ты должен показать достойный результат. Сейчас мы показываем хорошие результаты. Артистов много, но сейчас их будет ещё больше, именно хороших артистов. Звук это конкурентная среда, и, конечно, он стал гораздо качественнее.

Есть ли с вашей стороны какая-нибудь помощь по трудоустройству будущих выпускников?

Правильно называть это не трудоустройством, это предоставление выпускникам настоящих гастролей. Мы сами в этом заинтересованы. Я даже готов на такие условия, когда перед началом обучения человек мне говорит, что хочет играть в таком-то клубе, и вот тогда уже я его готовлю именно под этот клуб. В итоге он будет представлен клубу как упакованный, готовый артист. Если клубу не очень понравится, мы доработаем. Пока человек не начнёт играть в этом клубе, мы от него не отстанем. И за это деньги мы не берём. Мы работаем на результат. Тут не трудоустройство, тут достижение целей, а цели могут быть любые.

Как лично вы относитесь к виниловым носителям?

С уважением, конечно. Работа с винилом — это очень бережный процесс. Винил — он не мягкий и не твёрдый — он виниловый. Всё диджейское оборудование в основе своей имеет крутящуюся пластинку, это не флешки и не диски.

Насколько высоко оцениваются диджеи, которые играют миксы исключительно с винила?

Лично мной оцениваются очень высоко. Современным промоутерам, конечно, не очень важно, на чём ты играешь, им важнее, как на тебя реагирует публика и как ты звучишь. Но есть нормальные места, где публика по-настоящему ценит винил, так как пластинку слышно всегда.

Какой курс в вашей школе пользуется особой популярностью и почему?

У нас есть три самых популярных курса по трём направлениям. Если это «Радио и телевидение», то это ключевой курс Кости Михайлова, потому что там Костя Михайлов — наш отец, которого я обожаю и люблю, там настоящий радио-пульт, програмирование эфиров, техника речи и актёрское мастерство. Мы очень заинтересованы в этом курсе, так как наши люди работают и на радио и на телевидении. Если это «Диджеинг», то это классический курс диджеинга. Этот курс в который раз усовершенствован, в нём принимает участие Жора Егоров (он же Dj Enzy) и Владимир Фонарёв. И я, кстати, тоже принимаю участие в этом курсе, но я уже работаю персонально и по целям. Фонарёв даёт финальные наставления, а Жора практично всему учит. Ещё курс «Написание музыки» Ильи Масленникова по Ableton Live, он практикующий композитор и звукорежиссёр, который очень быстро даёт информацию, с каждым персонально общается, проверяет домашнее задание, по почте всё присылает, и видео и семплы и много всего ещё. Получается, мы учим по трём направлениям, у каждого направления есть подкурсы и ответвления: направление «Радио» — это курс «Ведущий на радио и телевидении»; направление «Диджеинг» — это «Классический диджеинг»; направление «Написание музыки» — это «Ableton Live».

Скажите, как часто вы меняете оборудование в школе, чтобы обеспечить его актуальность?

Оборудование постоянно докупается и переодически сдаётся в ремонт. У нас есть очень уважаемые мной друзья «Allfordj» и мы частенько им сдаём в ремонт своё оборудование, они всё делают качественно и быстро. Сейчас мы покупаем новый пульт.

Предоставляете ли скидки на программное обеспечение для ваших выпускников по итогам обучения?

Да, предоставляем. Вместе с нашим партнёром — компанией «Traktor», часто дарим и предоставляем огромные скидки на покупку лицензированного оборудования и программного обеспечения. По «Ableton» у нас так же хорошие скидки, и скоро мы готовим очень интересное предложение в курсе «Ableton Live». Самое главное, что мы решаем в частном порядке ситуации, когда человек приходит и говорит, что ему что-то нужно. Иногда скидываются и покупают программу на двоих, всё по-разному.

Как часто вы проводите мастер-классы для учеников, и кого вы приглашаете в качестве мастеров?

Обычно два раза в неделю, и они бесплатные. А приглашаем ключевых и интересных спикеров по всем направлениям. Недавно был очень хороший мастер-класс от Алексея Чернорот, это был очень долгожданный мастер-класс, в котором Алексей поделился большим объёмом информации. Все были в восторге.

Могут ли на подобных мастер-классах побывать люди, которые не проходят обучение у вас?

Обязательно нужно приходить на них, это бесплатно. Мы делимся информацией со всеми. Приходите.

В разделе «Контакты» у вас имеется ссылка на страницу «Вакансии«. Скажите, в ком сегодня Umaker испытывает острую потребность? Быть может, среди наших читателей найдутся такие люди.

Сейчас у нас вся команда в сборе. Не хотел бы никого менять в команде, наоборот, хотел бы увеличения. В данный момент мы заинтересованы в вакансии PR, заинтересованы в фотографах и в видеооператорах. Так же в переводчиках, когда приезжают иностранные звёзды на мастер-классы, а они к нам приезжают. (Улыбается.) Всегда рассматриваем тех, кто готов преподавать и авторские курсы. Сейчас у нас на Красном Октябре четыреста пятьдесят квадратных метров, огороженные сталинским кирпичом, и всё это для музыки. Поэтому места у нас много.

Планируете ли вы расширение списка курсов или на сегодняшний день достаточно и того, что вы предлагаете?

На сегодняшний день достаточно. В целом, мы постоянно увеличиваем списки курсов. Мы не планируем, а постоянно совершенствуемся.

От каких факторов зависит цена того или иного курса, как часто она меняется?

Цена зависит от количества занятий и от стоимости преподавателя. Она меняется только тогда, когда увеличиваются наши затраты на этот курс. Никогда цена у нас не будет меняться от курса доллара и внешних факторов. Аренда сюда не входит.

Сейчас подходящее время для того, чтобы приступить к обучению или стоит подождать до лучших времён?

Вообще у нас есть только сейчас. «Лучшие времена» — это несуществующее слово, смотрел по этому поводу хороший фильм с загадкой. «Завтра» — его нет, есть только «Сегодня». А «Сегодня» — это результат «Вчера».

Что вы пожелаете вашим потенциальным ученикам?

Пожелаю смелее приезжать к нам. И как основатель школы говорю, что любая цель, которая стоит перед вами, достижима. И мы её помогаем достичь. Мы даже снимаем психологические зажимы с людей и работаем над имиджем человека. Наша задача, некая миссия школы «UMAKER» — достижение ваших целей. Конечно, мы не нянчимся, но помогаем достичь. Перевод нашего названия «Ты творец», поэтому если вы творец и создатель, а вы им являетесь — приходите к нам на свою базу на Красном Октябре, она вас ждёт.

Эксклюзивное интервью для stereozvuq

Наслаждайся прямым эфиром радио UMAKER

Сейчас играет ...
128kbps
  • 320kbps
  • 192kbps
  • 128kbps